11/12/12 Хоккейные принципы Геннадия Цыгурова
  Хоккейные принципы Геннадия Цыгурова
Комментарии

15:30, 20.12.2012 ...

среди игроков между прочим есть стороники руководства так что надо быть аккуратнее. ничего неимею против желинского,но он одназначно не тренер.

15:16, 20.12.2012 greentlt

Удачи вам Геннадий Федорович команде вас очень не хватает а руководство Лады в поезд и домой давно пора

14:28, 13.12.2012 Александр

Правдивая и своевременная получилась статья. Спасибо

13:07, 11.12.2012 Михаил

Геннадий Фёдорович всё верно говорит, а нынешнее руководство клуба совершенно не разбирается в хоккее и при этом считает себя компетентным. Да,может его взгляды консервативны,но принципы должны оставатся принципами на то они и есть принципы. Чтобы им не изменять.Кто идёт к Цыгурову работать-тот знает о его характере,только благодаря характеру он сумел многого добится.

В минувшие выходные между заслуженным тренером СССР и России, почетным гражданином Тольятти, легендой тольяттинского и российского хоккея Геннадием Цыгуровым и главным редактором «СО» Валерием Мальковым состоялся откровенный разговор. Спешим поделиться с читателями его подробностями. 

Первый сезон

 - 15 апреля 2011 года я был представлен команде, которая годом ранее вылетела из КХЛ, а на тот момент заняла последнее место в Высшей лиге, - начал Геннадий Фёдорович. – Я убежден, что снова попал в «Ладу» по настоянию болельщиков.

 - Что Вы увидели? И остались ли довольны проделанной работой?

 - Первое, что бросилось в глаза – команды как таковой не было. В марте, не попав в плей-офф, она закончила играть, ребят распустили, игроки разъехались кто куда. Фактически мы тренировали «Ладью». На тот момент спортивным директором был еще Сергей Михайлович Михалёв, затем ушедший работать в «Салават Юлаев».

У нас был единственный центральный нападающий Артём Дубинин. Прибыли два чеха, уже начавшие тренироваться, но впоследствии уехавшие, так как не удалось оформить квоту на иностранцев. Тогда я дал информацию в СМИ о том, что положение в «Ладе» хуже, чем кажется. Статья была резкая, но правдивая: с рассказом о некомпетенции и непрофессионализме руководства клуба. После выхода этого интервью меня вызвали на заседание правления клуба. Там я пытался выяснить, что я сделал неправильно, но не получилось. Сразу вспомнился один случай.

Еще в мае во Дворце спорта я организовал встречу с болельщиками. Тогда я пытался поговорить с родителями о том, что не нужно отправлять своих детей в другие регионы, а необходимо удержать в Тольятти. В тот день из зала мне было сказано «Геннадий Фёдорович, Вам здесь работать не дадут».

Спустя пару месяцев я уже неоднократно слышал от разных людей, что в ближайшее время меня освободят от обязанностей главного тренера. По разным причинам. Если мы плохо стартанем… Мы стартанули неплохо. При этом по ходу мы усилили состав: пригласили двух центральных – Илью Нефедова и Евгения Гасникова, защитников Александра Беркутова, Василия Сысу, Егора Синелева, Егора Шастина. В том сезоне мы попали в плей-офф, где сыграли очень прилично.

- То есть позитивные моменты были?  

- Тот год стал определяющим. «Лада» вновь увидела своих болельщиков, команда показывала игру, мастерство. Акифьев стал лучшим бомбардиром лиги, Беркутов был признан одним из лучших защитников. Но разговоры о моем уходе продолжались. Наверняка все помнят, как журналисты на итоговой пресс-конференции буквально вытягивали информацию из уст руководства клуба, будет ли Геннадий Фёдорович продолжать работу в следующем году. А с чего бы им задавать такие вопросы, ведь мой контракт был рассчитан на два года, все это прекрасно знали. На протяжении всего сезона я чувствовал негатив, много действий совершалось во вред. Но мне не хотелось обращать внимание на сплетни, я старался работать на благо команды.

Доработать не дали

 - Что можете сказать о нынешнем сезоне?

- На предсезонном сборе в Швейцарии мы показали очень неплохой результат. Благодаря дружеским связям нам этот сбор обошелся в несколько раз дешевле, чем другим российским клубам, а кто-то в прессе осмелился выразиться, что Геннадий Цыгуров шикует. Ну, а после возвращения в Тольятти снова начались разговоры о том, как меня уберут.

 - Может быть, Вам показалось? 

 - Нет, в тот момент, куда бы я ни приехал, мне задавали один и тот же вопрос «Тебя что снимают с должности?». Звонили из Украины, Белоруссии… Многие почему-то были уверены, что мы начнем сезон плохо. Действительно, хорошо взять старт у нас не получилось.

 - Почему?

 - Я не мог узнать команду. Для меня она была просто откровением. К тому же большой потерей можно считать уход Беркутова, Акифьева, травму Шастина…

И, конечно, потому что в этом году так называемся «подрывная» деятельность была усилена. Теперь это подтверждено неоспоримыми фактами: кто-то впоследствии даже заявлял, что Цыгурова специально «сплавляли».

Первый матч, с «Минском» мы более-менее сыграли; второй, когда приехал «Локомотив», команда просто встала. Следующая игра, с «ТХК» тоже прошла неудачно. Тогда меня не сняли с тренерской должности, поскольку не было председателя попечительского совета клуба Олега Лобанова. Затем с командой было проведено собрание: мы пытались объяснить игрокам, что даже если нас уволят, то играть им все равно придется, а выбираться с низов таблицы будет гораздо сложнее.

После этого разговора мы выиграли три матча дома – Саратов, Воронеж, Пенза. Неплохо сыграли на выезде в Красноярске и в Усть-Каменогорске, привезли три очка. На момент моего ухода из команды мы были на 17-м месте из 27 команд. Но таблица была очень плотной.

- Как Вам сообщили о том, что Вы сняты с работы?

-  17 октября в вазовской высотке проходило заседание попечительского совета. Сначала меня попросили отчитаться за проделанную работу. Я начал со слов Якова Свердлова: «Руководствоваться настроением масс невозможно, потому что оно изменчиво и учету не подлежит. Нужен объективный анализ». Беседа продолжалась минут сорок. Я отметил, что атмосфера для моей работы изначально не была соответствующей, сравнил нынешний и прошлый сезоны…

Я прекрасно понимаю, что предстоит переход в КХЛ, и дальше командой, наверное, должны заниматься другие люди, другой тренерский состав. Сейчас идет подготовительный период.

Но как хоккеист, которому вчера говорили, что Цыгурова снимут, может спокойной идти на игру? Какой при этом может быть моральный климат в команде?..

В конце разговора было устроено голосование; три человека, имеющие право голоса, проголосовали за мою отставку. Я поехал в клуб, собрал вещи и отправился домой. И не успел я доехать до дома, как был уже назначен новый тренерский штаб, во главе с которым команда на следующий день отправилась в Альметьевск.

 - Удалось ли попрощаться с командой?

 - Нет. Когда я чувствую, что это необходимо, я делаю. Но в данном случае ситуация обратная – несправедливая, некрасивая, с «подрывной» деятельностью… Я ведь до сих пор еще ни разу во Дворце не был.

 - Возвращаясь в 2011 году в команду, Вы знали о том, что Вас ждёт? И почему всё-таки решили вернуться в «Ладу»?

 - Я еще Сергею Михалеву тогда сказал, что большого будущего у нас нет. И пока мы работаем, нам необходимо сделать команду, вернуть в КХЛ и отдать молодым наставникам. Сергей Михайлович настоящий специалист, мы оба – хоккейные люди, и вместе могли бы достичь поставленной цели.

К сожалению, воплотить в жизнь эти планы с многолетним коллегой нам не удалось. А вернуться в Тольятти я решил, потому что сумасшедшее десятилетие, когда «Лада» стала первой периферийной командой, завоевавшей чемпионский титул, оставило самое яркое воспоминание в моей жизни. В то время ведь никто не думал, что будет такое отношение к хоккею… Да и вообще, я давно связал свою судьбу с Тольятти, семья моя тоже живет здесь.  

- Если представить, что в этом году Вы остались в команде, каков был бы ее результат, на Ваш взгляд?

- Думаю, что попасть в восьмерку было бы вполне реально. Но доработать этот сезон не дали.

Откровенные размышления

 - Ваши коллеги – сын Денис и Павел Десятков – чем занимаются в настоящий момент?

 - Помимо задачи – возродить хоккей в Тольятти – мне была поставлена другая цель – сформировать тренерский состав. В «Ладью» я пригласил Игоря Никитина и Алексея Алексеева, живущих хоккеем специалистов.

Алексеев после ухода из клуба уехал в Белоруссию, Никитин в настоящее время без работы. Игорь три месяца ждал, собирал всевозможные справки, чтобы устроиться в спортивную школу. В итоге, под каким-то предлогом, ему было отказано.

Павел Десятков, считаю, один из лучших молодых, перспективных тренеров тоже пока не работает, как и Денис. Разговора, что они ничего не умеют, быть не может. Кто имеет право делать анализ и оценивать их деятельность? Я с уверенностью могу утверждать, что эти тренеры еще скажут свое слово. Мы живем в Тольятти, связали свою судьбу с этим городом, здесь растут наши дети, внуки. Разве можно в таком случае желать чего-то плохого тольяттинскому хоккею?   

- Ходят разговоры, что Вас бы приняли на работу, но при условии, что вы не будете брать с собой Дениса Цыгурова. Почему так?

- Вместе с сыном мы проработали более десяти лет. Он требовательный, жёсткий. Проще было бы «отсиживаться» за спиной опытного отца и ничего не делать, не проявлять инициативу. То, что Денис заставляет работать ребят – это нормальное явление, и непонятно, почему у многих такая негативная реакция на его тренерскую деятельность. 

- В настоящее время Вы наверняка следите за тольяттинским хоккеем. Почему сейчас убирают многих игроков, приглашенных Вами? Можно ли сказать, что новые хоккеисты лучше, опытнее? 

 - Почему – это надо спрашивать у руководства клуба и нового тренерского штаба. Новая метла, как говорится, по-новому метет. Замененные игроки лучше? Не думаю. Разогнать – проще простого. А вот подобрать новый, действительно лучший состав, сложно.

- Хотели бы Вы еще поработать в хоккее? 

- Как только меня освободили от должности, я сразу заявил, что собираюсь работать в хоккее и дальше. Мне и раньше часто задавали вопрос «Может уже хватит?», но решать когда заканчивать тренерскую карьеру должен я.

А тут, разгар сезона, и меня, что называется, «обрубили»... Доработал бы год, определился для себя и спокойно уступил бы дорогу молодым. Был бы согласен помогать, делиться опытом.

- Как вы относитесь к таким реалиям, когда состоятельные функционеры, руководители клубов вмешиваются в тренерскую деятельность?

- Резко отрицательно. Раньше молодым считался тренер в возрасте от 32 лет, в настоящее время – пятидесятилетний специалист. В былые годы у руководителей клубов были мудрость, терпение, они давали возможность начинающим наставникам проявить себя. Были десятки случаев, когда можно было снимать с работы, но этого не происходило. Да, нас учили, требовали, ругали, но это не было публичным унижением. Беседа, как правило, происходила один на один.

Сейчас, если у руля клуба стоит «толстосум», то он требует моментального результата. Нет результата – вон отсюда! К тому же мало кто любит тренеров, имеющих свое мнение. А я, например, уже не могу изменить себе и просто «отрабатывать» деньги.

За развитие хоккея

- Цыгуров, который сделал «Ладу» чемпионом и нынешний Геннадий Федорович – это один и тот же человек? 

- Конечно, есть разница, сказывается влияние времени. В те годы, когда «Лада» становилась чемпионом, мы месяцами не выезжали из «Алых Парусов». А сейчас, чтобы провести беседу по пятеркам, пообщаться, поработать с медицинской бригадой и т.д., команда в лучшем случае заезжала на сбор за ночь до игры.

Дисциплина, самоотдача – жесточайшие требование с моей стороны как были, так и остались. Разве что немного больше свободы даю ребятам.

- Апрельский товарищеский матч, приуроченный к Вашему 70-летнему юбилею, где на лёд вышла пятерка Цыгуровых. Какие чувства испытали в тот момент?

- Во-первых, я благодарен народу за то, что нас тепло и празднично встретили, а также руководству Волжского автозавода за помощь, в одиночку мы бы не справились. Конечно, испытал гордость за свою династию. В общей сложности хоккеем мы занимаемся более 150 лет! Я, мои сыновья Дмитрий и Денис, внуки Альберт, Матвей и Алексей.

Омрачил праздник лишь тот факт, что во время торжественного вечера к моему старшему сыну подошел один из основных игроков команды и сообщил о том, что через месяц меня все равно уберут. Месяц «растянулся» на полгода, но то, что игроки знали, что меня снимут с должности, подтвердило мои предположения.

- Чего в настоящее время хочет Геннадий Фёдорович?

- Чтобы в Тольятти был большой хоккей. Пока что в этом у меня есть большие сомнения. В июле, на встрече с губернатором Николаем Меркушкиным я пояснил: чтобы это произошло, необходимо перевести хоккей на баланс области. Если мы планируем вернуться в КХЛ, то и уровень финансирования должен быть совершенно иным. Заводу это будет не под силу – как морально, так и материально

А вообще… Тренеры, руководители приходят и уходят. Несмотря ни на что, я хочу, чтобы команда играла в КХЛ, а «Лада», как и прежде, была в элите отечественного хоккея. А кто будет руководить – это уже другое дело.

Партнёры