05/01/21Приехал помочь «Самаре»
Приехал помочь «Самаре»
Комментарии
Ваш комментарий будет первым...
 

Баскетболист Виталий Лютыч в новогоднем интервью вспоминает различные этапы своей карьеры, оценивает «Самару» и Суперлигу и верит в перспективы сборной Беларуси.

– В первом интервью после перехода в «Самару» ты говорил, что на твое решение повлияли в том числе и рассказы о нашем городе и клубе Владимира Пичкурова. Прошло полгода – твои ожидания совпадают с реальностью? Как вообще оценишь первые полгода в Самаре?

– Хороший красивый город, особенно ранней осенью, пока погода еще была хорошей – приятно гулять по набережной и «старому» городу. А по поводу клуба... Ожидания полностью совпали. Я надеялся, что мы будем идти в лидерах Суперлиги – так и происходит: мы сейчас на первом месте. Да, не получилось в Кубке России, где нам не хватило чуть-чуть, но в целом ожидания совпадают. Мы как позиционировали себя как лучший клуб Суперлиги – таким и остаемся. Нужно лишь держать свою марку – и, возможно, в следующем сезоне «Самару» возьмут в Единую лигу ВТБ.

– Ты сам уже много лет играл в Единой лиге, поиграл в Прибалтике – что для тебя переход в российскую Суперлигу, пусть и в лучший, как ты говоришь, клуб турнира?

– Не могу сказать, что это шаг назад – просто немного иной вектор карьеры. По статусу лиги – да, шаг назад. Но мне нужно оставаться профессионалом, выходить на площадку, отдаваться игре и помогать клубу побеждать, подтверждая свой статус. Мне нужно было перезагрузиться после Минска, прошлый сезон для меня получился немного скомканным, я не до конца понимал свою роль в команде. И когда агент предложил вариант с «Самарой» – я особо долго не раздумывал. Я и раньше следил за Суперлигой, в прошлом сезоне здесь играли мои друзья-белорусы – и могу сказать так: да, это, конечно, не Лига ВТБ, но первые четыре-пять команд в порядке. И вообще турнир очень интересный. Недавно вот Сургут, который был на предпоследнем месте, обыграл Ревду. В ВТБ такого практически не встретишь: есть пять-шесть грандов с большими бюджетами – а остальные бьются между собой, и только раз в году могут «покусать» кого-то из фаворитов. В Суперлиге же таблица потеснее, здесь нужно выкладываться в каждом матче.

– Ты сказал про необходимость «перезагрузить» карьеру. Какие еще варианты у тебя были, кроме «Самары»? Может быть, Европа?

– Агент говорил, что были варианты: можно было попробовать с Литвой или Польшей. Был вариант и с одним из клубов Единой лиги. Но какой-то конкретики не было. Да и с «Самарой» переговоры начались рано, и мы держали в уме, что скорее всего моим новым клубом будет именно «Самара». И агент, который общался с клубом, мне говорил: Виталий, если ты скажешь, что «Самара» отпадает на 100% – мы спокойно ищем дальше, время еще есть. Тем более сейчас, в условиях коронавируса, многие игроки подписывались позже обычного. Например, со мной в «Цмоках» играл Доминез Барнетт – так он до сих пор еще не подписался, все ждет подходящих вариантов, хотя и статистика у него была неплохая, и вообще играл он хорошо. То есть в этой непростой ситуации и игроки, и клубы выжидают, осторожничают. Я же не жалею ни о чем – и надеюсь, что в апреле-мае нас с «Самарой» ждет успех.

– Вылет из Кубка России наверняка подпортил всей команде предновогоднее настроение. Ревда и правда больше заслуживала финала – или все дело в двух эпизодах в неудачных для нас концовках?

– Конечно, все расстроились, ожидания-то у нас были другие. Выделять кого-то по отдельным эпизодам, кто как не сыграл – это последнее дело. Нужно смотреть всю игру, разобрать, где мы действовали неправильно, прежде всего в защите. Как мы пропустили 31 очко в третьей четверти домашнего матча? Вот эта ошибка глобальна. Даже не ошибка – провал. А что где-то нам не свистнули или наоборот свистнули, кто-то где-то не взял подбор – это уже вторично. Нужно сделать выводы из поражения в Кубке, понять, в чем мы ошиблись. Уверен, мы еще встретимся с Ревдой – и, чтобы не повторилась эта неудача, нам нужно работать. По составу, считаю, мы лучшая команда Суперлиги. Нам нужно добавить взаимопонимания и в защите, и в нападении – и у нас должно все получиться.

– Понятно, что Россия и Беларусь – близкие страны, но все же... Ощущаешь (или ощущал) ли ты себя в нашей стране иностранцем?

– Да нет, я особой разницы вообще не чувствую. Наверное, это потому, что ментальность у нас плюс-минус одинаковая. Плюс, конечно же, язык. Нет ощущения, что я в другой стране. И все эти переходы и переезды, что в «Самару», что в «Енисей» – как будто никуда и не уезжал. Вот в Прибалтике было по-другому. Люди там уже другие, хотя мы вроде бы одно бывшее постсоветское пространство. В Литве, помню, были неприятные ситуации, когда ты разговариваешь на русском языке – и тебе могут просто не ответить на твой вопрос. Ты что-нибудь спросишь – а тебе на русском ответят: «Нет, я вас не понимаю!»

– Поиграв в Литве, а затем и в Эстонии, ты возвращался в «Цмоки». А были ли у тебя тогда варианты с продолжением карьеры в Европе?

– После «Калева» (сезон-2016/2017 – прим. авт.) точно было много разных вариантов, потому что сезон для меня был очень хороший, я входил, насколько помню, в десятку лучших по очкам в Единой лиге. И уже в апреле у меня были предложения, в том числе из Италии и Германии. Но тогда «Енисей» шел в зоне плей-офф Единой лиги плюс участвовал в Лиге чемпионов – мне хотелось попробовать себя в этом турнире. И тоже не жалею о своем решении. Супер турнир! Очень счастлив, что там поиграл, мы встречались с топовыми командами из Италии, Испании, Франции, Турции. Хороший и богатый опыт для меня.

– Но «Енисей», помимо всего, это еще и расстояния и перелеты...

– Я об этом знал. Но это меня не смущало. Перелеты вообще меня не смущают. Просто сажусь в самолет и сплю. Нет такого, что я как-то переживаю или время для меня тянется долго. Даже сейчас у нас после Нового года первые игры будут в Сургуте и Новосибирске – это ерунда. Самое главное – выйти, сыграть и победить. А перелеты – это уже пустяки.

– Этим летом в Суперлигу приехало сразу несколько белорусов, в том числе и игроки национальной сборной. Чем вызвана такая «экспансия»?

– Во-первых, конечно, правилами, что белорусы не считаются в России легионерами. Это хорошо и для нас, игроков, и для клубов, которые могут подписать неплохого игрока и при этом не должны заниматься, к примеру, лишней документацией. В Беларуси, как известно, баскетбол не так развит. По сути, это одна команда – «Цмоки», хотя сейчас и могилевский «Борисфен» делает какие-то шаги в лучшую сторону. «Цмоки» – это наш топ-клуб, который собирает лучших белорусских игроков. Одна команда, которая выступает в серьезных турнирах – и если ты туда не попадаешь, или у тебя что-то с ней не сходится (с финансовой точки зрения или во взаимоотношениях с тренером) – ты должен куда-то уезжать. И почему бы не в Россию, если мы здесь не считаемся легионерами? И ведь ребята приезжают сюда действительно неплохие: например, в «Востоке-65» играют Александр Семенюк и Кирилл Ситник – хорошие игроки, которые давным-давно выступают за сборную Беларуси, а сейчас здорово помогают своей команде.

– Семенюк и Ситник до переезда в Россию, как и ты, играли за «Цмоки». Хотя ты, например, из маленького города Берёза. Как складывалась твоя карьера до «Цмоки»?

– В нашем городе, маленьком, 30 тысяч населения, тренер Валерий Викторович Трухан – настоящий фанат, он воспитал не одного игрока для сборной. Например, Даша Липинская (Магаляс), которая сейчас играет за сборную и сборную 3х3. Моя жена тоже прошла все сборные – U16, U18, U20, пока из-за травмы спины не завершила карьеру. Максим Лютыч, мой однофамилец, который начинал этот сезон в Ярославле, и тоже играл и в «Цмоках», и в сборной. Сейчас у тренера молодежь подрастает. То есть он ведет детей с самого младшего возраста и приводит их в сборную.

Сначала я тренировался у него, мы участвовали в различных республиканских соревнованиях. На чемпионате Республики, когда мне было 14 лет, меня заметил тренер сборной U16 – и я переехал в Минск. Поступил в Училище олимпийского резерва, где был костяк сборной U16, и там мы готовились. Когда мы отыграли два первенства Европы, меня заметили скауты и агенты – и появилось несколько вариантов, как мне быть дальше. В Минске тогда не хотелось оставаться. Сейчас там для развития молодого игрока ситуация стала получше – а раньше была, скажем мягко, не очень. Ты бы играл в третьей команде «Цмоки» с неясными перспективами. Я посчитал, что нужно развиваться и двигаться в Европу. Было несколько вариантов уехать в молодежные команды в Сербию, Испанию и Литву.

Почему в итоге выбрал Литву? «Шяуляй» на тот момент был третьей командой в Литве после «Жальгириса» и «Летувос Ритас», команда играла в Еврокапе. И самый главный плюс – тренером ее был Антанас Сирейка. Это очень известный тренер, который и в России поработал в УНИКСе, стал третьим со сборной Литвы на Олимпийских играх и выиграл Евробаскет. Он сам из Шяуляя и в тот год тренировал местную команду. И он очень хорошо работал с молодыми игроками. Такой известный тренер, настоящая икона – но не стеснялся придти в зал пораньше, чтобы поработать с молодыми, что-то им подсказать. Поэтому я и выбрал «Шяуляй» и три года отыграл там. Потом мой контракт выкупили «Цмоки» для основной команды, где я тоже провел три сезона.

– Вы с Максимом Лютычем – однофамильцы. Но наверняка многие считают вас братьями?

– Да постоянно! Даже комментаторы по телевизору, когда, помню, в прошлом сезоне играли по ВТБ, говорили: да, вот они, братья. Для меня это немного непонятно: ведь ты журналист, как-то готовишься к матчу – и должен знать, что мы не братья. Причем это уже указывалось в некоторых интервью. Но продолжается постоянно: братья, братья, братья... Такая путаница получается из-за того, что мы из одного города, а город маленький, от одного тренера, играем в баскетбол – конечно, братья!..

– Максим активно играет в баскетбол 3х3, входит в состав национальной сборной. А ты в 3х3 себя пробовал?

– Я попробовал сыграть на одном турнире лет семь-восемь назад... Это совсем другой вид спорта! Считаю, что это – не баскетбол. Поэтому больше в него не играю, сосредоточился на 5х5.

– Даже олимпийские перспективы не прельщают?

– Мне просто не нравится. Мне кажется, это какой-то бездумный баскетбол: бросил – пошел на подбор. Мне больше нравится 5х5.

– Как в Беларуси ты пережидал пандемию? Ты ведь в Самару летом приехал не без приключений...

– Никаких ограничений у нас не было. Чемпионаты остановили, нас отправили по домам – но такого, чтобы закрывались магазины, у нас не было. Все оставалось в свободном доступе. А как я добирался в Самару... Ситуация была непростая: нужно было подавать какие-то списки чуть ли не в ФСБ, чтобы они одобрили, что да, я здесь работаю, они это подтверждают – и через десять дней я могу въехать в Россию. И получилось так, что я был в тренажерном зале, когда мне позвонил менеджер «Самары» и сказал, что я должен выезжать на границу, чтобы до полуночи ее пересечь. Мы с женой на машине помчались на границу, где нас встретили и отвезли в аэропорт. Иначе, как нам объяснили, в следующий раз я мог бы въехать в Россию только через десять дней.

И, насколько я знаю, границы и сейчас закрыты, в Беларусь можно улететь только самолетом – но цены там просто бешеные. Мы даже на Новый год домой не полетели: на двоих туда-обратно выходило две или две с половиной тысячи долларов, плюс у нас еще собачка маленькая. Не понимаю, почему границы закрыты. Люди коронавирусом уже по второму разу болеют, то есть он уже никуда не уйдет. И бояться, что его завезут из России в Беларусь из из Беларуси в Россию – как-то смешно... А наземно пересекать границу по-прежнему сложно.

– Как быстро ты сумел адаптироваться к нашей команде?

– Изначально вливание в коллектив, привыкание к тренеру и его требованиям прошли, считаю, хорошо, без проблем. Но потом меня подкосили перелом пальца, полученный в одном из предсезонных матчей, и коронавирус. Я пропустил очень много времени. И если с пальцем в лангетке я еще мог выполнять беговые упражнения, то с коронавирусом было сложнее. Кого-то он берет чуть меньше, кого-то чуть больше – я, видимо, попал во вторую категорию. Помню первые тренировки и первые игры после выздоровления: пробежался туда-сюда – и все, задохнулся, в глазах темнеет, из носа течет кровь, ноги не бегут... Было тяжело возвращать физическую форму, да и заново вливаться в командную игру было непросто. Хорошо, что сейчас все позади, можно работать и двигаться дальше.

– Ты уже отметил, что Суперлига – ровный турнир, где может быть много неожиданных результатов. Чем еще он тебя удивил за эти три месяца?

– Со многими игроками из топ-команд Суперлиги я уже пересекался в Лиге ВТБ. Это хорошие игроки. Но русскому игроку застолбить себе место в Единой лиге... Даже не знаю, что должно для этого случится. Должны звезды так сойтись, чтобы тебе повезло с тренером и в других нюансах, чтобы ты заиграл и зацепился за это место. Это, конечно, тяжело. В России много легионеров. И даже если ты выделяешься в Суперлиге и тебя берут в клуб Единой лиги, а там на твоей позиции два легионера, у которых наверняка и зарплата повыше и которые должны свои деньги отрабатывать – понятно, что шансов у тебя мало. Хорошо, если ты попадаешь в «систему», к тренеру, который видит тебя в команде и знает твою роль.

Повторюсь: Суперлига – очень ровный турнир. Но пара команд действительно может претендовать на Лигу ВТБ. Там неплохие русские игроки, если команды точечно усилить двумя-тремя легионерами – можно выступать и в Лиге ВТБ. Понятно, что за что-то бороться им там будет тяжело, все-таки Единая лига – очень серьезный турнир, но во второй половине турнирной таблицы бой можно давать всем. «Самара», «Руна», «Уралмаш», Ревда – эти команды, считаю, очень хорошие. В той же «Самаре» все хорошо в организационном плане, я не заметил каких-то явных провалов. Конечно, плохо, что сейчас не везде есть зрители на трибунах – не понятно, какая где может быть атмосфера. Со зрителями и со стороны «картинка» куда лучше.

– Много лет ты играешь за сборную Беларуси. Чего не хватает команде, чтобы пробиться на крупный турнир?

– Когда мы играем в преквалификации, например, в Кубку мира, там команды послабее. Выходим в основную квалификацию – и соперники уже посерьезнее. Как, например, наша группа в отборе на прошлый Кубок мира: Словения (чемпионы Европы), Испания, Черногория и мы. С этими соперниками играть было реально тяжело: в этих странах настоящая культура баскетбола, пирамида по воспитанию игроков – и все это выстроено не за один год. Хотя Словению в тот самый год, когда она выиграла чемпионат Европы, мы обыграли, пусть она была без Луки Дончича и Горана Драгича. Но чтобы выйти дальше, нам нужно было прыгнуть через голову: и испанцев побеждать, и черногорцев хотя бы раз...

Но конкретно сейчас, я считаю, сборная движется в правильном направлении. У нас подросло неплохое поколение игроков 1997-1998 годов рождения, которые и в «Цмоках» уже на хороших ролях. Думаю, постепенно, через годик-другой, уровень нашей сборной станет выше. Сейчас мы досрочно прошли преквалификацию с Португалией, Кипром и Албанией. Дальше группа будет посильнее, но мы обязательно будем бороться. Для меня выступление за сборную – это не столько шанс показать себя. Я играю за свою страну, за своих друзей, за родителей. Это честь. Сборная всегда стояла для меня особняком, я старался не пропускать вызовы, жаль, что в ноябре пришлось пропустить. И в дальнейшем, как только буду получать вызовы – всегда буду приезжать.

– Что для тебя Новый год? Как ты обычно отмечаешь этот праздник?

– Когда я играл заграницей, не получалось приезжать домой. Но вообще это один из моих любимых праздников. Мы собираемся всей семьей, с друзьями, делаем друг другу подарки – это всегда круто. Каких-то особенных традиций у нас нет: точно также до полуночи сидим с семьей, а потом выходим в город: на елку, запустить салют... В этом мы очень похожи на россиян. Вот для католиков, для Артемса Бутянковса, например, более важный праздник – Рождество, 25 декабря. А для нас и россиян – Новый год, и выходных всегда много. В России сейчас круто еще и потому, что здесь снег есть – в Беларуси снега пока нет. Нынешний Новый год встретил в Самаре. К нам приезжали друзья из Уфы – Ваня Аладко (игрок «Уфимца» – прим. авт.) со своей девушкой. Пара выходных, как раз для того, чтобы отдохнуть, перезагрузиться – и снова в бой.

– Общий для тебя итог 2020 года и что ты пожелал себе и команде на Новый год?

– Желание на следующий год – исправить ошибки, которые мы допустили в прошедшем году, постараться их больше не допускать. Всем нам – биться в каждом матче, а болельщикам – верить в команду. Конечно, я очень хочу выиграть Суперлигу. Ведь то, за чем я приехал – помочь «Самаре» продолжить ее победные традиции.

источник: https://www.sports.ru, фото: https://bcsamara.com

Партнёры