09/09/20Евгений Трефилов: После Лондона меня приняла только «Лада»
Евгений Трефилов: После Лондона меня приняла только «Лада»
Комментарии
Ваш комментарий будет первым...
 

Прославленный гандбольный тренер Евгений Трефилов, под руководством которого тольяттинская «Лада» 5 раз становилась чемпионом России, а национальная сборная четырежды побеждала на чемпионатах мира и выигрывала «золото» Олимпийских игр-2016, на днях отпраздновал 65-летие. Сейчас он не работает главным тренером, но занимаемые им должности первого вице-президента Федерации гандбола и почетного президента краснодарской «Кубани» отнюдь не означают, что Евгений Васильевич выполняет роль «свадебного генерала». Он полностью погружен в дела «Кубани».

– Я как был тренером, так и остался. Стараюсь постоянно быть на тренировках, – усмехается Трефилов в телефонную трубку.

Звонок Службы информации Олимпийского комитета России застал его по пути из Краснодара в Ростов-на-Дону, где вечером местный клуб разыгрывал Суперкубок в матче с ЦСКА. 300 километров в одну сторону, ночная дорога обратно, чтобы утром выйти на работу – ничто из этого не могло остановить Евгения Васильевича от просмотра хорошего матча с трибуны. И лишний раз показывает – этот человек, несмотря на все регалии, живет гандболом.

– Весной вся жизнь замерла из-за коронавируса. Как проводили время на самоизоляции?

– Хорошо. Просыпаешься, и не помнишь, какое сегодня число и день недели. Приходится лезть в интернет – узнавать (усмехается). Вообще самое страшное для человека – безделье. Если всё время не знаешь, куда себя приткнуть – это скучно. Поэтому, как только получили разрешение, тут же приступили к тренировкам. Выезжали с командой подальше от города – в Горячий ключ, на песчаные карьеры.

– Чем занимаетесь, как первый вице-президент Федерации гандбола России?

– Мы договорились с Сергеем Николаевичем Шишкаревым о том, что я курирую женский молодежный гандбол. Здесь достаточно просто посмотреть статистику. Пока наши юношеские и молодежные команды занимали первые места на чемпионатах мира и Европы, национальная сборная показывала такие же высокие результаты. Потом пошел спад. Боюсь, что он может наступить вновь. Резерв должен просматриваться достаточно далеко. Я стараюсь выезжать на все учебно-тренировочные сборы. Последний проходил у «молодежки» в Ростове-на-Дону как раз перед пандемией. Был на нем, просматривал ближайший резерв. Прекрасно понимаю, что кто-то из девушек в национальной команде может уйти в декрет, поскольку возраст подходит. И их надо кем-то заменить. Нужны хотя бы четыре звездочки. Если найдем еще троих таких, как Елена Михайличенко, значит будем с медалями. Нет – придется тяжело. Интересные девочки есть. Школы работают хорошо – не только у нас, но и в Волгограде, Тольятти, других городах. А вот дальше возникают проблемы. Негде «передержать» игроков от 16 до 21 года, пока они выходят на взрослый уровень.

– После исторической победы в Рио замечаете изменение отношения к женскому гандболу?

– Всё зависит от людей. Например, интерес к баскетболу вырос во многом благодаря Сергею Иванову, который был локомотивом этого процесса. В волейболе такой человек – Николай Патрушев, в регби – Игорь Артемьев. В гандболе тоже есть подвижки. Мужской, правда, провалился далеко, а вот женщины – наверху. Надеюсь, с помощью Сергея Шишкарева, который неравнодушен, будет дальнейший прогресс.

– У вас очень внушительный список наград – одних только побед на чемпионатах мира целых пять. На Олимпийских играх, в отличие от других турниров, медали тренерам не дают. Обидно?

– После Рио я тоже получил медаль – ее сделали друзья. Причем покрыта она сусальным золотом. Одну такую награду изготовили на заводе для Сергея Шишкарева, а вторую вручили мне. И машину с помощью федерации подарили такую же, как девчонкам. Поэтому обижаться мне просто грех. Что касается наград за предыдущие игры (в Пекине-2008 сборная России под руководством Трефилова выиграла «серебро»), то ничего страшного. Раньше мы вообще работали за талоны на питание, и всё было нормально.

– На играх в Лондоне была неудача, уход из сборной. Самый тяжелый период в карьере?

– В интернете до сих пор встречаю заметки о том времени. Конечно было обидно. Сразу после собрания по итогам тех Игр я сел в машину и поехал. Очнулся уже где-то в Мордовии. Единственной командой, которая меня тогда приняла на работу, оказалась «Лада» из Тольятти. К концу сезона мы даже выиграли Кубок ЕГФ, то есть всё было не зря. А самый обидный момент после Лондона был, когда по радио услышал передачу, которую вёл Григорий Твалтвадзе. Он на меня так попёр. Я даже остановил машину, сел на пенек и думал: «Неужели я такой?» Кстати, потом мы подружились. Гриша мне всё объяснил. Сказал, что в той ситуации я должен был пострадать. Тогда ведь мне даже запретили сидеть на тренерской скамейке – разрешили только через полгода. Иногда ночью подушку зубами кусал, чтобы не выть от тоски. Но все равно выкарабкались.

– Через четыре года была уже другая крайность, когда после триумфа в Рио вас все носили на руках. Через «медные трубы» как проходили?

– Мне показалось, что было еще тяжелее, чем после Лондона (смеется). В 2012-м меня просто никто не замечал, а после Рио всё наоборот. Как-то шли с дочерью по улице. Человек кинулся обниматься-целоваться: «О, Евгений Васильевич!» Дочь спрашивает: «Папа, а ты его знаешь?» Честно признался, что нет. «А чего тогда целуешься?» Но человек же с добрыми намерениями подошел, почему бы и не поговорить. Много таких эпизодов было, и спасибо всем огромное. Я слежу за всеми игровыми видами. Да, есть медалеемкие – молодцы те же боксеры, борцы. Но вспомните, какой был триумф, когда волейболисты выиграли «золото» в Лондоне, или когда наши баскетболистки взяли «бронзу» Пекина. Это как-то по-особенному всегда воспринимается. О футболе и говорить нечего.

– Что вспоминаете в первую очередь, когда речь заходит об играх в Рио?

– Всем запомнился полуфинал с Норвегией. Там был эпизод, когда в ключевой момент я видел, что мяч летит в наши ворота. Но, видимо, кто-то сверху его чуть отвел (смеется). Настоящая кульминация, когда моментально потеешь от такого. А перед финалом с француженками уже не надо было никого настраивать. Показательная история. Два дня до финала, мы идем обратно в Олимпийскую деревню. Я подумал, что надо дать девчонкам возможность отдохнуть, и говорю: «Завтра тренировки не будет». А они на меня так ощетинились: «Как это не будет? Мы хотим тренироваться!» Когда почувствовали, что могут стать чемпионками, уже рвали и метали. Это меняет всё. И такие моменты – самые хорошие в жизни тренера.

– Тренировку в итоге провели?

– Конечно. И зарядку, и тренировку.

– Не знаю, как вы это ощущали, но у меня была уверенность после такого полуфинала, что с Францией девчонки справятся.

– Всё правильно вы говорите. Именно уверенность. В Пекине у нас перед финалом сломались два основных игрока – Аня Кареева и Люда Постнова. Без них было уже тяжело. И я очень хочу, чтобы наша сборная еще раз отыграла так же здорово, как в Рио. Третье место на последнем чемпионате мира, считаю, все-таки немножко неудачей. Вроде бы и призерами стали, и ругать на за что. Но команда была уж очень хорошая.

– Что пожелали сами себе на день рождения?

– Еще пару успешных сезонов. Чтобы в семье было всё хорошо. Внуков побольше – пока один, маловато. А самому себе – здоровья. Чтобы когда утром вставал, хотелось что-то сделать. Это, кстати, всем необходимо. Еще желаю крепкого здоровья своим учителям. Хочу поблагодарить их за то, что пытались вырастить из меня нормального человека.

источник и фото: olympic.ru (автор фото – Наталья Пахаленко)

Партнёры