24/07/18"Страна объединилась и повернулась лицом к футболу"
Комментарии

9:12, 24.07.2018 Игорь

Красавцы вы наши! Спасибо за отличный футбол!

Полное эмоций интервью "Матч ТВ" дал один из самых ярких игроков ЧМ-2018 в России. 

"На вокзале мальчик минут пять держал меня за ногу"

- Вы уже осознали, какие потрясающие эмоции подарили всей стране?

- Как только проиграли в четвертьфинале Хорватии, всем было больно, тяжело. Не сразу удалось отойти, потому что мы хотели большего. Известно, что аппетит приходит во время еды. Он и пришел - ведь полуфинал был совсем рядом. Сейчас додумался до такого вывода: главной нашей победой стало то, что вся страна объединилась, испытала массовую гордость за себя и всех нас. Люди болели, переживали. В том числе благодаря этому, на кураже, нам удалось сравнять счет в матче с Хорватией. Испытываю огромное удовольствие от того, что дети теперь играют во дворах не в Криштиану Роналду и Месси, а в футболистов сборной России. Это самое потрясающее, что только может быть. Расскажу такой случай. Когда я уезжал из Москвы в Петербург и стоял возле поезда, ко мне подошел мальчик. И вдруг взял и крепко обнял за ногу. А потом минут пять не отпускал, взахлеб рассказывая, что он начал заниматься футболом, что будет очень стараться и в будущем станет игроком сборной России. Честно говоря, в тот момент чуть опять не прослезился. Это и есть наша главная победа, наш триумф.

- У вас до сих пор севший голос. Это последствия пламенной речи перед серией пенальти с Хорватией?

- Нет. Поспорил с друзьями, что в Петербурге смогу прийти в парк аттракционов на Крестовском острове неузнанным. Надел кепку, огромные очки… В итоге действительно удалось инкогнито прокатиться на американских горках. Но кричали мы там так, что немножко посадил голос. Только отошел от Хорватии, и вот опять.

"Поднимался с самого дна"

- Давайте по порядку. Как состоялось ваше возвращение в сборную?

- Не секрет, в первую очередь благодаря тульскому "Арсеналу". В миллионный раз говорю "спасибо" Гураму Аджоеву, губернатору Тульской области Алексею Дюмину, Миодрагу Божовичу и моим партнерам по команде. Определенный отрезок удалось сыграть так, что в меня поверили и пригласили. Я ведь за шанс попасть в сборную цеплялся до последнего. И испытал огромное счастье, когда огласили список, а в нем оказалась моя фамилия. Горд, что сумел пройти путь с командой от самого дна, когда в меня никто не верил и все отвернулись. Видел много роликов в духе "Дзюба закончился как футболист". После этого плевка в душу закусил удила и стал доказывать, что я - могу. Прежде всего самому себе.

- Перед оглашением списка отъезжающих на сборы разговаривали со Станиславом Черчесовым?

- О своем приглашении узнал из списка. До этого у нас не было беседы о том, вызовет он меня или нет. Лишь разговор по ходу сезона, минут на двенадцать. Тогда Черчесов сказал, что следит за мной. И что все в моих руках и ногах. Мы объяснились и услышали друг друга. Тренер дал мне определенную надежду, и я с удвоенной или даже утроенной энергией продолжил работать. Понимал, что шанс, может, и не такой уж большой, но он есть!

- Как чувствовали себя на сборе в Нойштифте морально и физически?

- Знаете, я был настолько счастлив и находился на таком подъеме… Ведь первоначальная задача была - попасть в обойму. Затем она переросла в другую цель - оказаться в окончательной заявке на чемпионат мира. Но вдруг случилось нечто удивительное. Ночью, как раз перед сборами, меня просто нереально зазнобило. Вообще-то я болею раз в два-три года. А тут поймал какой-то вирус и просто слег. Очень плохо было. Пять дней вообще без сил - голову с подушки не мог поднять или дойти до туалета. Поэтому выражаю огромную благодарность медицинскому штабу - они все дружно меня действительно поднимали. И еще - Черчесову за терпение. Он тогда спокойно так сказал: "Давай, выздоравливай. Я тебя жду".

Но все равно после возвращения в сборную первый блин получился комом. Поначалу тренировки давались тяжело. Настоящий кошмар - после процедур и антибиотиков тренировался словно в полутьме. Но меня быстро поставили на ноги!

"Если бы в раздевалке зажгли спичку, так бы рвануло!"

- Когда возвращались в Россию после завершения австрийских сборов, не было странного чувства - по факту вы едете домой, но не отдыхать, а играть на ЧМ?

- Тогда еще не до конца это осознавали. Ощущение чемпионата мира пришло, только когда мы приехали на первый матч с Саудовской Аравией в Лужники. Даже на открытой тренировке на стадионе ЦСКА, куда явилось много болельщиков, в том числе детей, такого еще не было. Хотя ажиотаж вокруг чемпионата мира уже был вовсю.

- Окончательно пробрало, когда к Лужникам подъехали?

- В раздевалке. Сидеть не могли - вся команда стояла. Если бы кто-то зажег спичку, точно рвануло бы - такое царило напряжение. Даже я в какой-то момент подумал: "Ух!" Пришлось разрядить обстановку - начал подкалывать одного, второго. Стали подстегивать друг друга. Говорить о том, что это наш шанс. Мы понимали: этот турнир - мечта всей жизни. С самого детства. Жили, думая об этом мгновении. Хотели, чтобы получилось не как обычно, чтобы хоть раз футбольный бог повернулся к нам лицом. Для этого нужно было сплотиться, пахать и выгрызать каждый миллиметр поля.

- Давление со стороны перед Саудовской Аравией оказалось очень приличным?

- Две ночи не мог уснуть. Мне не нравился фон вокруг сборной. Поэтому вышел к журналистам и сказал слова от сердца. Обидно: турнир проходит в России, а наши СМИ относятся к нам с небольшим неуважением и насмешкой, скажем так. Не совсем корректно.

- Ощущали обиду из-за того, что болельщики и СМИ не верят в сборную?

- Отчасти мы сами в этом виноваты. Не было результата - это же правда. Где-то неправильно себя вели, в чем-то нужно было быть ближе к журналистам. Но стоило понимать, что все люди разные: кто-то более открыт, кто-то менее. В общем, было неприятно от этого фона вокруг сборной в преддверии ЧМ. Не нужно было нас хвалить, просто хотелось, чтобы команду судили по результатам на самом турнире. А вместо этого нас принялись хоронить. Говорили, что даже Саудовская Аравия накидает нам голов. А когда победили их, начались крики: "Нет, ну если Саудовскую Аравию не обыгрывать…". Но вот Египет - не обыграл, Уругвай сделал это еле-еле. На чемпионате мира не бывает проходных команд: чуть-чуть дашь слабинку, и тебя моментально накажут.

- Андрей Лунев рассказывал, что Станислав Черчесов еще до старта турнира сказал игрокам: в случае чего возьмет удар на себя. Как главный тренер преподнес это?

- Да, он как старший товарищ действительно сказал, что в любом случае первым примет удар. И добавил: "Дерзайте, давайте, вы можете, вы еще сами не знаете свой потенциал". И команда от матча к матчу начала верить в себя все больше. Кстати, игра с Уругваем тоже оказалась очень полезной. На таком турнире любая, даже легкая ошибка или недоработка с расслабленностью сразу же приводят к наказанию. Хороший был урок перед Испанией.

- Еще Лунев рассказал историю о болельщице, которая до первой игры показала автобусу с национальной сборной пятую точку. Это завело или разрядило обстановку?

- И то, и то - в автобусе были и смех, и шок. Не знаю, что у нее с головой, потому что история произошла днем, вокруг на остановке были другие люди. Но она реально все сняла и продемонстрировала голый зад. Самое интересное, что потом, когда наш автобус проехал, она оделась и продолжила стоять как ни в чем не бывало. Но вообще это яркий пример отношения к сборной перед турниром. Кто-то мог показать средний палец или просто не обращать на нас внимания.

Зато после матча с Саудовской Аравией, наоборот, фотографировали, махали нам, мы почувствовали любовь. Это Россия - у нас либо в одну сторону, либо в другую…

- Что творилось в автобусе после побед? Со стороны трудно это представить.

- Особенно после Египта, когда мы оформили исторический выход в плей-офф. Царило неописуемое безумие. Чемпионат мира сильно сплотил команду, мы стали одной семьей. Перед турниром создали командный чат. Так вот, когда все для нас на ЧМ закончилось, многие в нем остались. И писали потом, что огромная честь была играть вместе, что грустно прощаться. Действительно, как сказал главный тренер, мы все вместе были на передовой.

"Перед заменой не разминался, а ждал, кипел и смотрел на Черчесова"

- Перед чемпионатом мира чувствовали, что ставка в нападении делалась на Федора Смолова?

- Так оно и было! Федя до ЧМ провел все матчи, ехал на турнир номером один и главной звездой нашей команды. Он и остался одним из ее лидеров. Я даже не вышел на замену в заключительном контрольном матче. Так что большая ставка на Федора - ни для кого не секрет. Мне же сперва хотелось закрепиться в составе - даже не скрывал этого. А когда попал в окончательный список, как и любой спортсмен, - а я человек амбициозный, - старался максимально использовать каждую минуту на поле, которую предоставят.

- Вы сказали про минуту. Но ведь ровно столько вам и понадобилось, чтобы забить в игре против Саудовской Аравии после выхода на замену. Фантастика?

- Не то слово! В такие мгновения моментально меняется вообще все! Жизнь и футбольная карьера переворачиваются с ног на голову. Безумно благодарен Богу и судьбе за то, что это произошло. Когда перед ЧМ все только начиналось, я еле-еле держался психологически. И вот как все обернулось потом.

- После вашего гола Станислав Черчесов отдал вам честь. Поспорили на этот жест?

- Перед выходом на замену я стоял и даже не разминался, а просто кипел, ждал, смотрел на Черчесова. И как только тренер повернулся ко мне, моментально сбросил манишку, рванул к скамейке. А после забитого мяча начал на эмоциях показывать жестами: я должен быть здесь, на поле! И Черчесов в ответ так красиво отдал честь. Тогда же в голове зародилось: если выйду на матч с Египтом и смогу забить, сделаю ответочку. А потом уже пошло: "Служу России", "Играю за свою страну". Солдат, который, как и любой из нас, готов выложиться на 200-300 процентов.

Многие оказались на чемпионате мира впервые, и могу сказать, что это самый фантастический турнир в жизни. А то, что он проходил в России, стало для нас еще более колоссальным и потрясающим событием.

- До вызова Дзюбы в сборную ходили слухи о том, что у вас с Черчесовым не безоблачные отношения. А тут он признает ваши заслуги, отдавая честь. Было приятно?

- Конечно. Станислав Саламович - эмоциональный человек. В тот момент с его стороны была именно такая реакция. Я ему очень благодарен. Когда Черчесов предоставил мне шанс в игре с Египтом, повернулся ко мне лицом, я обязан был оправдать доверие и отплатить своей игрой.

- Интересно, потом вы сделали тот же жест более правильно, покрыв ладонью голову.

- Знал, что "к пустой голове руку не прикладывают", часто это слышал. С другой стороны, когда забиваешь гол, немножко себя не контролируешь. Но тогда по поводу того, как праздновать, у меня точно было определенное желание. И мысль, что я это сделаю.

"Салах побаивался идти в стыки"

- После Саудовской Аравии напряжение спало или усилилось из-за желания выиграть у Египта?

- И так, и так. С одной стороны, первый матч прошел, мы заработали три очка. С другой - понимали: дальше соперники будут сильнее и нужно обязательно побеждать Египет, чтобы не зависеть от матча с Уругваем. Он был фаворитом нашей группы, Египет считался вторым по силе, а сборные России и Саудовской Аравии в прогнозах делили третье-четвертое места. Но мы почувствовали вкус победы и хотели ощутить его еще раз. Особенно на чемпионате мира, когда вся страна потом нашу победу отмечает. Для нас это было самое дорогое.

- Перед Египтом ждали, что ставка в атаке теперь будет сделана на вас?

- Нет. На предыгровой тренировке это вроде как просматривалось, но полной уверенности не было. На иголках, можно сказать, сидел, когда называли состав на установке. Ждал с ощущением "50 на 50".

- Мохаммед Салах, который, по мнению многих, должен был в одиночку расправиться со сборной России, оказался не так страшен, как его малевали?

- Тому есть несколько причин. Во-первых, сказалась его травма. Салах много пропустил и слегка побаивался идти в стыки. Во-вторых, футбол - командный вид спорта: как бы ты ни был хорош, коллективными действиями можно закрыть любого. В-третьих, безукоризненно сыграл Юра Жирков, выдающий футболист с колоссальным опытом. И в целом наша команда действовала грамотно, с самоотдачей, полностью выполнила установку главного тренера. Мы сражались и особо не давали Салаху развернуться, потому что такой мастер в любой момент может решить судьбу эпизода. На протяжении 95 минут действовали с полной концентрацией, что позволило ликвидировать и Мохаммеда Салаха, и быстрые неприятные контратаки Египта.

- После того матча ходила шутка: Артем Дзюба забил гол не египтянам, а египтянином.

- Мы обнимались после гола, и в то же время было страшно. Египтяне ведь очень активно апеллировали к судье. Парни меня спрашивают - ты фолил? А я находился в таком пылу борьбы, что даже не понимал, тронул я соперника или нет. Видел, что Рома Зобнин будет бить сразу, и траектория мяча окажется такой. А дальше не понял: толкнул я его или нет. Как показал повтор, навязывал сопернику борьбу, но не более того. И Фатхи забил себе по потрясающей дуге.

- Страшно при праздновании было от того, что сейчас в дело вмешается VAR и гол не засчитают?

- Мы прямо замирали из-за этого. Обнимались и ждали-ждали-ждали. Главный арбитр долго слушал подсказки помощников, а потом показал на центральный круг. Отлегло!

"Иностранцы реально думали, что у нас медведи на улицах"

- После игры с Египтом поняли, что уже сотворили историю?

- Не сразу. Мы к этому готовились, говорили, что это наш шанс и такого, возможно, больше не представится. Что нужно войти в историю. А потом, чуть позже, испытали фантастическое счастье и теплоту в душе. Выполнили минимум, но договорились о том, что хотим большего. Поэтому в матче с Уругваем была поставлена задача победить и занять первое место в группе. Кстати, о более подходящей сетке вообще не думали. Как показал пример Англии, нельзя искать и выбирать себе легкий путь - в итоге занимаешь четвертое место. А Бельгия хоть и третья, но продемонстрировала потрясающую игру. Футбольный бог такие вещи не прощает. Ты должен стараться победить в каждой встрече. Уругвай прошел Португалию, мы прошли Испанию. Что-то в этом есть!

- Что творилось в раздевалке после Египта?

- Счастье, песни, объятия, крики! Все друг друга полюбили еще больше (смеется). Мы же понимали, что сперва в нас не верили, а затем вся страна стала переживать за сборную. Безумно хотели, чтобы праздник продолжался - бесценно видеть, как по всей России болельщики кричат, поддерживают, скандируют. Это то, ради чего мы играем в футбол, и этого не могут заменить ни деньги, ни что-то еще. Люди дарили и до сих пор продолжают дарить нам искренние эмоции.

Это большая честь и определенный урок: нужно играть всем сердцем, единым коллективом. И тогда вся страна будет поддерживать сборную.

- Видели, как после Египта болельщики в Петербурге и Москве гуляли и праздновали всю ночь?

- Да! И Питер, и Москва, и другие города. Видели и по телевизору, и в интернете. Мне больше всего запомнился забавный ролик, в котором медведь с кем-то ехал на машине. Процентов 70 иностранцев реально ведь думали, что у нас косолапые по улицам ходят. Поэтому еще один огромный плюс ЧМ заключается в том, что весь мир повернулся к России лицом. Те же англичане в один голос говорят: какой потрясающий турнир, какая потрясающая страна. Мы показали миру, что у нас прошел один из самых, если не самый лучший ЧМ. Дали понять, каков наш народ: добрый, отзывчивый, веселый, позитивный. Многие стереотипы сломали. Дороже этого тоже ничего быть не может.

- После Египта простили страну за недоверие перед началом турнира?

- А смысл был обижаться? Кто старое помянет, тому глаз вон. Скептики, думаю, в глубине души сами поняли, что все-таки нужно верить в страну и команду. Это же национальная сборная. Да, есть клубные предпочтения - тут каждому свое. Болейте и переживайте, но желательно без оскорблений, хотя на деле так, наверное, не бывает. Если же играет сборная страны - в любом виде спорта, - нужно в нее верить. Просто так получилось, что футбол - самый массовый с точки зрения количества болельщиков вид спорта.

"В самолете нам сказали: "Португалия!"

- Игорю Смольникову не повезло в матче с Уругваем?

- И не повезло, и где-то эмоции захлестнули. Но в любом случае побеждаем и уступаем мы вместе. У нас нет виноватых. Игорь и сам все прекрасно понимал. Он принял решение - а на это были доли секунды. Хотел успеть. Прыгнул в подкате, имея желтую карточку, и сбил соперника. К тому моменту мы проигрывали 0:2, так что в любом случае уже тяжело было. Матч ведь как сложился: сами себе привезли первый гол, второй мяч залетел после непонятного рикошета, удаление. Все! Сражались до последнего, в конце и третий пропустили. Такие игры случаются. Все, что пролетело мимо с Египтом, залетело с Уругваем.

- Как восприняли поражение?

- Как определенный урок. Немножко оно нас встряхнуло. Поняли, что не все гладко, нужно и проигрывать уметь, и на землю опуститься. В общем, получили хороший толчок перед следующим соперником, который еще сильнее и круче.

- Им оказалась Испания. Как восприняли эту новость?

- Летим из Самары. Пилот в самолете объявляет, что мы попали на Португалию. Мы уже радоваться начали, мол, попасть на нее лучше, чем на Испанию. А через 10 минут командир корабля говорит: все-таки Испания. Первая реакция - если не упадничество, то небольшое расстройство. Понимали, что с Испанией нас ждет такая игра, какая в итоге и вышла. То есть практически без мяча. Это самая сильная команда в мире по его контролю. А с Португалией, как мы рассуждали, наверное, побольше шансов атаковать было. Но Черчесов сказал: „Знаете, ребята, я тут вас чуть-чуть послушал. Думаю, вы немножко не правы. Не факт, что с Португалией легче. А по поводу Испании у нас есть понимание, как и за счет чего она станет играть, и что ей противопоставить“.

Потом в этом плане была проведена грамотная работа. И на опасных участках мы сделали правильные вещи, перекрыли все их атаки. Акинфеев спасал - без этого никуда, потому что у Испании мастера высочайшего класса. Но в целом очень достойно сыграли. Понимали, что будем терпеть, терпеть, терпеть и стараться в каждой контратаке действовать максимально опасно.

- Россия в матче с Испанией отдала мяч, но не инициативу. Как вам такое утверждение одного из сборников?

- Отдала - это громко сказано. Они его у нас забрали. Надо быть реалистами: даже если бы нам очень захотелось, мы бы мяч у испанцев не отняли. Это было как на ринге, на который вышел боксер-чемпион против молодого-дерзкого. Вот и мы при первой же возможности старались огрызаться. Но ключевым моментом победы было терпение.

- Перед игрой с Испанией, говорят, вы на тренировках в ворота частенько становились?

- Я перед многими матчами так делал. Кроме Уругвая.

- Поэтому примета и не сработала?

- Перед Испанией действительно встал на фарт. Но и перед Хорватией потом - тоже. И снова почти все получилось. Немного не дотянули.

- Вы и в „Зените“ после возвращения из сборной устроили дуэль с Луневым. Вам просто нравится периодически играть в „рамке“?

- Да, очень люблю иногда постоять в воротах, поотбивать пенальти. Тем более неплохо получается. 11-метровые - моя стихия. Мечтаю грешным делом, чтобы как-нибудь на 120-й минуте что-то произошло - удалили вратаря, например, или кто-нибудь почувствовал бы недомогание - и я встал бы в ворота (смеется).

"Шел к мячу, а в голове сидело: "Куда? Куда? Куда?"

- При счете 0:1 в матче с Испанией не было мыслей - все, сказка закончилась?

- Не было времени об этом думать. По ходу матча не до того. Но посыл Лужников действительно был примерно таким: "Ну, сейчас получим. Пятерочку нам отгрузят". А потом, когда сравняли, и 90 минут закончились, народ все начал по-другому воспринимать. Тогда стадион включился на полную. От этого победа стала еще слаще. Тем более могу сказать без лукавства - все, кто находились в сборной, были твердо уверены: испанцы могут нас обыграть, однако мы умрем на поле, но просто так победу не отдадим. В итоге она стала нашим главным турнирным успехом, потому что мы очень этого хотели! Возможно, даже больше, чем Испания. У них таких матчей было очень много, а у нас - очень мало. То есть вообще, по сути, не было. В итоге для сборной России это стало игрой жизни и смерти, а для них - матч себе и матч.

- Успели хоть немного отдохнуть в отпуске?

- Толком - нет. Полных всего шесть дней получилось. Еще в сборной попросили позвонить Сергею Семаку, поговорить с ним, как и что. В разговоре сказал, что хотели бы побольше отдохнуть, потому что морально и физически очень устали - все-таки пятьдесят дней на сборах. Тренер рассказал о своих планах и идеях. Из огромного уважения к нему мы приняли решение, что пойдем навстречу. И по-человечески, и вообще - он сказал, что было бы правильно, если бы мы приехали на третий сбор. Значит, надо было ехать и не задавать лишних вопросов. Все очень уважают этого человека.

- На сборе в Миттрезиле создалось впечатление, что физически вы по-прежнему в прекрасной форме, а морально - еще на ЧМ.

- Невозможно растерять форму за неделю, так что в этом плане чувствую себя очень хорошо. С моральной точки зрения - трудно переключиться, немного не понимаешь, что происходит. В том числе из-за мыслей о том, что дальше делать в своей карьере. Вот это слегка отвлекало поначалу. Но что будет, то будет. Морально я уже здесь, в "Зените", готовлюсь к игре с "Енисеем". 

Источник: МатчТВ, Сергей Циммерман, фото ото: Михаил Шапаев, Константин Рыбин / Российский Футбольный Союз

Партнёры